Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
22:29 

Step Up, глава 10.

SimusiK
Кем мне завтра быть - только мне решать...
Название: Step Up
Автор: SimusiK
Фандом: B2ST
Пэйринги: Чунхён/Хёнсын, Дуджун/Есоб
Жанр: слэш, романтика, танцы, гет и повседневность.
Рейтинг: PG-13, R и в некоторых главах NC-17 ^_^
Дисклаймер: ах, если бы они были моими…
Предупреждение: AU, ООС…
Статус: В ПРОЦЕССЕ
От автора:
Идея пришла во сне, да и давно, в принципе, хотелось написать что-то без насилия и кровищи, а о любви простой и чистой.
Второго в итоге все равно не получилось xDD


Прим: не бэчено

Глава 10 - "Слишком больно"


Но я не буду оплакивать вчерашний день,
Ведь есть обычный мир,
Который я должен найти.
И если я хочу найти свое место в этом мире,
Я научусь выживать.
Duran Duran – Ordinary World


Когда машина Сухена подъехала, Кевин не поверил своим глазам. Он на самом деле ожидал, что после всего Сухен, пусть и пытался с Сонхёном поговорить, сам ни за что не приедет. Пришлет такси, друга на худой конец. Но парень приехал сам, однако остановившись возле порядком растрепанного Кевина, ни слова ему не сказал и даже не взглянул в его сторону, лишь смотрел вперед, задумчиво облокотившись на руку, упершуюся локтем в дверь. Не дождавшись приглашения, парень сел в машину самостоятельно.
- Большое спасибо, - спустя несколько минут езды, все-таки произнес Сонхён, неловко глядя на такого же хмурого Сухена.
Но парень молчал и смотрел на дорогу. Кевин заметил, что подбитая Илаем бровь и губа не обработана, значит, парень сразу же поехал за ним, вместо того, чтобы позаботиться сначала о себе.
- Ты… в порядке? – снова обратился к водителю Кевин, чувствуя свою вину.
- А тебе какая разница? – отмахнулся Сухен, но все же ответил же.
- В принципе никакой, но ты же пострадал из-за меня… - протянул уставший паренек, чувствуя, как сгущается вокруг них атмосфера.
- Да ладно… - усмехнулся водитель, - Ты серьезно? Пошел ты, мать Тереза наша.
- Что с тобой, Сухен? - задал прямой вопрос Кевин, который вообще-то и сам был не в порядке.
- Ничего, - грубо произнес парень, - Просто я устал за тобой гоняться, знаешь ли. Я понимаю. Что сделал тебе больно, но я пытался все объяснить, но ты и слушать не захотел. Не хотел в Италии и не хотел в Сеуле. А теперь ещё вот так вот поступил. Надеюсь, ты доволен местью?
- Я тебе не мстил! – в сердцах воскликнул Сонхён, поворачиваясь в сторону водителя.
- Ну да, я так и поверил. Зачем ты тогда сначала дал ему меня отколошматить, а спустя пару часов позвонил и попросил приехать за тобой? – наклонив голову в бок и подняв брови вверх, спросил Сухен.
- Я… я… - тут Кевин начал заикаться, пряча лицо в руках.
- Что случилось? – поняв, наконец, что произошло что-то серьезное, Сухен остановил машину у обочины рядом с каким-то магазином и развернулся к парню.
Только раз взглянув на него, Сухен тут же отметил нездоровый румянец на щеках и лбу, который бывает лишь от бега, хотя прошло слишком много времени, чтобы такие красные следы не исчезли. Значит, тут и что-то другое. Всмотревшись, парень обнаружил след пощечины на щеке, а так же порванную футболку и рассеченную бровь и губу. В нем закипела настоящая злость настолько, что он не выдержал и вновь отвернулся, заодно ударяя обеими руками об ни в чем не повинный руль.
- П-прости меня, Сухен, - слова Кевину давались тяжело, - Я не должен… был этого делать. Я еле сбежал от них…
- Я даже не хочу это слушать, - остановил рассказ парня Сухен, заводя машину.
Кевин замолчал, чуть не плача. Теперь они точно никогда не помирятся. Даже бегая от Сухена, Сонхён был внутренне рад его снова видеть, просто было больно, слишком больно. Но вот теперь ещё больнее.
- Где мы? – спросил Сонхён, когда машина остановилась в незнакомом районе.
- Возле моего дома, - сухо ответил водитель.
- Зачем? – паренек вскинул удивленные и немного испуганные глаза на Сухена.
«Может, ещё не все потеряно?»
***
- Знаешь, Дуджун, я все-таки не понимаю, почему ты разрешил Есобу остаться, - спустя три неделю байкота, первым заговорил с другом именно Чунхен.
- С каких пор я решаю, кто уходит, а кто остается? – удивился парень. – Ты у нас лидер.
- Ну да, конечно, - Чунхен состроил гримасу, - Тогда почему я до сих пор не выдворил этого чертового Есоба взашей из команды?
- Потому что я попросил этого не делать? - игриво переспросил Дуджун.
- Вот! – протянул танцор, останавливаясь и указывая пальцем на танцора. – В том то и дело, что на обычное «попросил» это совершенно не тянуло. Когда просят, есть возможность отказаться, а ты…
- Хорошо, - кивнул его друг, тоже притормаживая в коридоре неподалёку от кафетерия университета, - Я тебя очень попросил. Так, что ты не смог отказать.
- Не смог отказать – очень слабо сказано, кстати, - фыркнул лидер, отворачиваясь.
- Не злись ты, - Дуджун подошел к отставшему Чунхену и похлопал его по плечу, - Чем тебе мешает Есоб? Кикван нас все равно киданул, нам нужен танцор. А если судить объективно, то он отлично танцует.
- Есоб – позер и абсолютно безответственный и нецелеустремленный парень, которому плевать на все, лишь бы блеснуть где-нибудь своими «навыками», - лидер изобразил пальцами кавычки.
- Откуда ты знаешь, о чем он думает? – строго спросил Дуджун, нахмуривая брови.
- Ну… - Чунхен осекся на полуслове и внимательно оглядел друга. - Дуджун, только не говори мне, что ты… - в глазах лидера промелькнул вселенский ужас.
- Нет, ты определенно ошибаешься, - и парень толкнул танцора в плечо. – Что за мысли?
- Он тебе признался в любви, так что я уже и не знаю ничего… Видимо, друзья у Хенсына такие же, как и он сам, - задумчиво произнес лидер.
- Может быть, - туманно ответил Дуджун, разворачиваясь по направлению лестницы, ведущей на второй этаж к лекционным. – Идешь? Скоро начинаются занятия.
- Что? – словно не слыша друга, переспросил лидер, - Иди, я тебя сейчас догоню…
Дуджун пожал плечами и поспешил в аудиторию, когда как взгляд Чунхена оказался прикован к парочке, стоящей возле мужского туалета. Все бы ничего, если бы одним из них не был Хенсын. И все бы ничего, если бы второй, имя которого известно лидеру не было, не пытался прижать танцора к стене, пока в коридоре было пусто. Неизвестный был немного выше Хенсына и явно чего-то от него хотел.
- Джунхо, отвали уже от меня! – шипел сквозь зубы Хенсын, старательно пытаясь вырваться из цепких рук.
- Да ладно тебе, давай хорошо проведем время… - настаивал парень.
- Я что, неясно выразился? – скептически уставившись на надоедливого воздыхателя, произнес танцор.
Чунхен сам себе ухмыльнулся, засунул руки в карманы, и уж было хотел уйти, как услышал тихий, глухой вскрик Хенсына. Молниеносно развернувшись, лидер обнаружил то, что оставить его равнодушным в тот момент не смогло – рука Джунхо переместилась на талию танцора, притягивая ближе к себе. В этот же момент незнакомец нагнулся ближе к парню и что-то нашептывал ему на ухо.
- Нет! – вскрикнул Хенсын, с силой отталкивая Джунхо от себя и, внезапно наткнувшись на наблюдающего за ними Чунхена, развернулся, убегая в другую сторону. Проводив танцора взглядом, лидер начал медленно подходить к его неудачливому ухажеру.
***
Чунхен с силой ударил Джунхо о стену мужского туалета. Занятия уже начались, но в данный момент лидера волновали меньше всего.
- Так понравился Хенсын? – промурлыкал Чунхен, стряхивая с его плеча несуществующие пылинки.
- Тебе какая разница? – воинственно ответил парень.
Чунхен врезал ему в поддых, заставляя согнуться пополам. Джунхо только и смог выдавить:
- Ты охренел, сука? Ты вообще кто такой?
- Не твое дело, ничтожество, - отмахнулся Чунхен на самом деле впервые за последние минуты и сам задумываясь над тем, что делает, но не показывая замешательства «врагу».
«А какая же причина?»
- В принципе ты волен решать за себя… - Чунхен замолчал.
- Что решать? – поинтересовался Джунхо, хотя и не будучи уверенным, что на самом деле хочет это знать, немного выпрямляясь и поднимая взгляд на лидера.
- Ещё раз тронешь его, - угрожающе тихо начал Чунхен, - Нет, даже посмотришь в его сторону – и ты труп, - он поправил на парне рубашку и потянулся к галстуку, резко хватая его и, чуть притягивая жертву к себе, лидер, зло глядя в глаза Джунхо, продолжил:
- Так вот твой выбор: огрести, - он затянул расслабленную петлю сильнее, - Или спокойно жить дальше, м?
Чунхен подмигнул Джунхо и, развернувшись, удалился из помещения.
«Зачем я это сделал?» - думал он, проходя по пустым коридорам к своей аудитории.
***
В тот же день, гуляя один по ночной набережной реки Хан, Чунхен очень много думал. Он пытался осмыслить прошлое, настоящее и понять, как жить в будущем. Парень, вдыхая холодный, почти совершенно зимний воздух, хотя до неё было не так уж и близко, и кутаясь в теплый вязаный шарф, подарок Хёри, думал, каким образом его занесло во все это. Как он, бывший и, как он надеялся, остававшийся таким рассудительным и серьезным, мог допустить не некоторые, а все, один за другим, последние события в его жизни. Как не сумел он защитить себя и свои отношения с Хёри от такого совершенно немыслимого поворота – «нового» Хенсына, вставшего между ними. Или все-таки это не так?
Присев на одну из скамеек, стоящих вдоль побережья для удобства туристов и просто гуляющих людей, парень поднял голову наверх, вглядываясь в звездное небо.
Что теперь делать? Чунхен хочет быть с Хёри, в этом он был уверен. Девушка, пусть и была весьма колкой особой, все же оставалась ему верна и предана в самые сложные моменты жизни. Возможно, она несколько глуповата в суждениях, но Хёри любит его и дорожит отношениями. И против нее этот непонятный Хенсын.
«Что это вообще такое? Как можно в принципе рассматривать его кандидатуру? Он же парень!» - Чунхен, недовольный подобными мыслями, тряхнул головой, глядя на огни зданий на противоположном берегу реки.
Но в клубе ему этот простой факт не помешал нисколько. И это притом, что буквально недавно он сам! - Сам! - отказал Хёри в ее день рождения. Чунхен защищал ее честь, но о своей даже не подумал. Возможно, это и было решающим фактором в тот день – обычная нехватка того, что ему в таком молодом возрасте остро необходимо. И это при наличии девушки.
Однако Хенсын вызывал у Чунхена такое странное чувство… Даже просто сидя рядом, разговаривая, смотря на него, лидер никак не мог избавиться от желания вновь и вновь обратиться к нему, узнать, что он думает и чем живет. И мнение танцора внезапно стало таким весомым. И в то же время все сильнее выводило лидера из себя, раздражало и злило.
Интерес. Сейчас, думая о танцоре, обо всей этой ситуации, Чунхен внезапно, словно у него загорелась над головой лампочка, нашел определение своего отношения к Хенсыну - обычный интерес! Конечно, как может не интриговать парень, так сильно изменившийся, с такими выдающимися данными, как внешними, так и танцевальными. А ведь Чунхен все ещё лидер дэнс-команды, а значит его взгляд автоматически притягивают вещи, связанные с танцами, и чем уникальнее они, тем сильнее интерес.
И третье, почему это интерес. Как бы это было ни странно, но все это вызвано действиями Хенсына, его честным заявлением об ориентации, и, самое главное, тем поведением, которое он избирает в присутствии Чунхена, словно соблазняет его, словно играет. И ведь это правда, даже ситуация в клубе была спровоцирована танцором, лидер виноват разве в том, что слишком поддался, слишком возбудился и не любит проигрывать.
В принципе, с наглостью танцора можно бороться. Даже нужно, но сначала стоит привести в порядок свои мысли и тело. И есть место, где это сделать будет проще всего.
Чунхен, видя перед собой новую цель, поднялся на ноги и быстрым шагом заторопился туда, где его, как он знал, всегда ждут.
***
Подходя к ее дому, Чунхен не был уверен, что она одна, но Хёри что-то говорила про отъезд родителей на выходные, как всегда это делала, если поблизости был он, чтобы намекнуть на то, что рада его видеть. И именно сегодня Чунхен, до этого как-то не испытывавший потребности в близости Хёри, решил прийти к ней. Была не была. Если родители дома, он просто уйдет, но если нет – нужно уже продвигаться дальше. Они не дети, столько лет вместе, но до сих пор не переспали. Даже Чунхену, задумавшемуся над этим, показалось странным, что за такое долгое время он не особенно и стремился заняться со своей девушкой любовью. Даже порой специально оттягивал этот момент. Однако чем ближе была точка назначения, тем тяжелее Чунхену было сохранять спокойствие и уверенность. Он замедлял шаг, даже останавливался иногда, прежде чем достиг нужного места. А ещё он думал, думал, думал.
Вздохнув напоследок, лидер позвонил в звонок. Было уже около 11 вечера, поэтому Хёри могла спать. Вход в квартиру все не открывался, но Чунхену так нужно было как-то забыться, успокоиться, отвернуться от всей этой белиберды, возникшей в его жизни, что он безжалостно нажал на звонок во второй и даже третий раз. За дверью послышалось шебуршание и слабое «Иду, иду».
Когда дверь отворилась, взгляду Чунхена предстала какая-то не совсем знакомая девушка в пижаме с милыми сердечками и немного растрепанными волосами, которые Хёри спешно начала приглаживать, заметив на пороге своего парня.
- Чунхен, что ты тут делаешь? Что-то случилось? – вопрос пронзил внезапную тишину, вызванную смущенным молчанием обоих. Но если Хёри и заговорила, то лидер продолжал не отвечать, опустив голову вниз.
- Ты не ответишь мне? – пытливо взглянув в лицо Чунхену, девушка сделала шаг ближе.
Чунхен, подняв взгляд, сделал новый вдох, а на выдохе сорвался с места, целуя девушку в губы и привлекая ближе к себе за голову и талию. Спустя пару минут поцелуя лидер с силой подтолкнул Хёри к стене, прижимаясь к ней всем телом и теряя последние капли здравого смысла, но ловя себя на мысли, что ему вообще-то все равно.
А вот Хёри даже не пыталась вырываться или удивиться внезапному появлению Чунхена, она давно ждала этого момента. Ее руки обвили шею парня, стирая последнее расстояние между ними. Грудь Хёри высоко вздымалась, дыхание сбилось, она чувствовала свое и его возбуждение и не хотела останавливаться ни на секунду. Жадно отвечая на поцелуи, в душе девушка ликовала и посылала надоедливого танцора далеко и надолго.
***
Проснувшись глубоко ночью после близости с Хёри в ее кровати, Чунхен чувствовал себя ещё хуже, чем до этого. Что он наделал теперь? Сначала он мучался из-за танцора, а теперь решил доказать самому себе, что он настоящий мужик, что ему не нравится Хенсын, но в итоге ноющее чувство в груди никуда не делось, лишь усилилось. И появилось чувство вины перед Хёри. При всем ее капризном характере, она старалась любить Чунхена, как могла, как умела. Это он согласился попробовать, это он, лидер, не был уверен, хочет ли завязывать какие-либо отношения, а она взяла на себя абсолютно все. И она не заслужила такого.
Вглядываясь в силуэт своей девушки, Чунхен был готов заплакать от ощущения собственного бессилия и мерзости. Слишком больно. И во всем виноват чертов Хенсын, заставивший свернуть его не на ту дорожку. Он, именно этот парень, вынудил Чунхена засомневаться в себе и окружающем мире. Где это видано, чтобы здоровый парень не мог прийти в себя из-за глупых провокаций какого-то извращенца.
Но ведь здоровый парень никогда бы не сделал того, что случилось в клубе.
Не выдержав напряжения в собственной голове и теле, лидер резко, но стараясь все же быть потише, поднялся с кровати и, одевшись и собрав остальные свои вещи, ушел. Все слишком плохо, он не сможет посмотреть утром в глаза Хёри и улыбаться. Потому что причин для радости нет.
***
Хенсын поднялся утром во вполне хорошем настроении, но какое-то странное чувство не покидало его. В груди неприятно покалывало, ныло, порой не давая дышать. Парень, не долго думая, отправился на прогулку, дабы выветрить любые плохие предчувствия. Решив, что ему необходимо пройтись по магазинам и прикупить подарок для Соён в качестве окончательного извинения и примирения. И даже решив, что неприятное чувство связанно именно с ней, потому что он совсем забыл, что хотел как-то ее отблагодарить за понимание и тянул резину, танцор отправился в ближайший торговый центр, благо жил он неподалеку.
Разглядывая многочисленные витрины с аксессуарами, цветами и прочими милыми штуками, парень заметил знакомые фигуры, сидящие за столиком в кафе-мороженом, Соен и Хёри.
«Вполне неплохо», - подумал Хенсын, уже решив приблизиться и поздороваться. Хёри, конечно, рада видеть его не будет, но зато он будет рад видеть Соён.
- Представляешь, я уже почти заснула, как в дверь позвонил Чунхен, - рассказывала Хёри подруге, даже не понизив голоса.
- Хёри, говори потише, - цыкнула на подругу Соён, оглядываясь по сторонам, но не заметив стоящего позади Хенсына.
Поведение девушек заинтересовало танцора и он, подойдя поближе и вставая как бы в очередь к кассе, прислушался.
- Ой, да ладно… Так вот, он наконец пришел ко мне! – лицо девушки лидера светилось от счастья. Это до ужаса не понравилось Хенсыну.
- Неужели? – удивилась ее подруга, - После стольких отказов и всяческого обхождения этого вопроса, он явился? Сам? Невероятно.
- Угу, я тоже подумала, что что-то не так, - согласилась Хёри, отпивая из своего бокала молочный коктейль. – Но он сначала молчал, потому что. Я уж было подумала, с ним что-то случилось, что-то нехорошее, как внезапно он сорвался.
Девушка сделала многозначительную паузу.
- Это было нечто! – улыбка, казалось, уже не могла стать шире. Хенсына же трясло. – Я не думала, что мой первый раз будет настолько прекрасен, - Хёри замолчала, нахмурилась и подняла волнительный взгляд на подругу, - Знаешь, правда… мне казалось, он неопытный или волнуется. Но он делал все настолько хорошо, что девственником мне не кажется…
- Ну… - Соён откинулась на спинку стула, - Мы же вроде как-то говорили об этом, Чунхен мог вполне встречаться с кем-то и до тебя. Или ты думаешь, у него кто-то был до тебя… или при тебе?
Хенсын на этот вопрос даже несознательно обернулся.
- Ну, нет… я не думаю, что он мне изменял, - Хёри щекой легла на одну руку, а другой мешала коктейль с помощью трубочки из которой до этого пила.
- Тогда что?
- Просто все так странно… Знаешь, он ушел ночью, - девушка подняла глаза на подругу, - Оставил меня одну, пока я спала, хотя до этого все было так хорошо.
- Хёри, не волнуйся, - Соён успокаивала ее, как могла, - Я уверена, что он тебя любит, иначе зачем столько времени сохранять эти отношения?
- А если прошла любовь… - не скрывая волнения, сказала Хёри, но вдруг как будто что-то вспомнила и улыбнулась, - Нет, не может быть, он так целовал меня, так обнимал, так… Быть не может, что он меня не любит.
- Вот и я говорю то же самое, - уверенно кивнула Соён, - Ладно, пойдем, нам нужно ещё зайти за подарком для твоих родителей.
- Угу, - согласилась Хёри.
- Здравствуйте, что будете заказывать? – несколько напугав замершего на месте Хенсына, произнесла красивая девушка за прилавком.
- Ничего, - нахмурившись и с откровенной, но внезапной неприязнью, отчеканил танцор, стремительно удалившись подальше от людей, скопившихся возле кассы.
Как только девушки скрылись из виду, Хенсын медленно подошел и опустился на тот самый стул, на котором сидела Соён и взглянул на тот, где сидела Хёри. Парень опустошенно рассматривал металлический сюжет из листьев, и не мог поверить в то, что услышал. Он думал, что ни на что не надеялся, но все оказалось не так. Такой поступок Чунхена говорил сам за себя, и сделал Хенсыну больно, слишком больно, чтобы можно было терпеть.
***
Ворвавшись на час раньше, чем остальные, в репетиционную, Чунхен рвал и метал. Легкое раздражение вчерашнего вечера и сегодняшнего утра превратилось просто в отчаянную злость. Все было не так: больно, плохо, грязно, слабо, несинхронно, глупо и тд. После получасовой тренировки, дабы успокоить себя, лидер выдохнулся и присел на скамью спиной к зеркалу, но стараясь ни о чем не думать. Выходило плохо. Но ещё хуже было то, что спустя пять минут он услышал голоса своих одногруппников, в частности Дуджуна и Ёсоба.
«Этого ещё не хватало» - раздраженно подумал Чунхен, поднимаясь.
- О, привет, - войдя в зал, поздоровался Дуджун с другом, обращая внимание и на его выражение лица и на капли пота, стекавшие по этому самому лицу. – Ты в порядке?
Беспокойный взгляд друга, но в особенности ненавистного ему Ёсоба окончательно добили лидера. Чунхен разбил кулаком зеркало как раз в тот момент, когда Хенсын, сам в несколько расстроенных чувствах, вошел в зал.
- Привет вс… - танцор проглотил дальнейшие слова, всматриваясь в развернувшуюся перед ним сцену.
Чунхен медленно повернул голову в сторону вошедшего парня и криво усмехнулся, поражаясь сам себе. Боли в руке, которая начала кровоточить, лидер словно не чувствовал, продолжая и продолжая смотреть на растерянного поначалу парня. Только вот спустя минуту молчания, которую никто из присутствующих нарушить не смел, Хенсын сузил глаза и фыркнул, отворачиваясь.
Дуджун и Ёсоб стояли, боясь даже пошевелиться, не то что высказаться или спросить чего-либо, особенно Ёсоб, чувствуя, что в ситуации отчасти виноват и сам. Друг лидера чуть приблизился к нему, касаясь плечом плеча и давая понять, что не даст его в обиду. Дуджун вообще всячески заботился об их новом участнике и старался свести к минимуму его общение с той частью команды, которая его недолюбливала. И этим действием вновь показал, что рядом и готов помочь.
Нет, он не думал, что влюблен в Ёсоба просто оттого, что тот признался ему, однако танцору было откровенно жаль этого паренька, особенно в свете недавних событий, отношения к нему лидера и чисто из танцорской солидарности, ведь Ёсоб потерял команду и часть друзей в принципе. Ну и конечно равнодушным Дуджун остаться не мог, ведь, обдумав поведение Ёсоба и три, и четыре, и пять лет назад, он пришел к выводу, что тот был влюблен в него невероятно долго. Ему было удивительно, как он мог терпеть такое чувство, и Дуджун конечно понял, какие страдания принес Ёсобу, особенно своим прошлым, незрелым поведением.
- Господи, что здесь произошло?! – крик Хёри заставил каждого повернуться в ее сторону.
Чунхен тоже оторвал взгляд от танцора и посмотрел в растрескавшееся зеркало перед собой. Он медленно, словно сам не осознавая, что это сейчас было, оторвал руку и приблизил к себе, вглядываясь в кровоточащие костяшки, а затем судорожно выдыхая.
- Чунхен, зачем ты это сделал? – беспокойно ворковала вокруг лидера его девушка, - КТО ОПЯТЬ ЕГО ДОВЕЛ?! ХЕНСЫН?! – почти крича, Хёри повернулась к Дуджуну, Ёсобу и Хенсыну, но заострила внимание только на последнем.
- Он сам кого хочешь доведет, - равнодушно бросил Хенсын.
- Что ты несешь? Ты кто такой, чтобы так себя вести? – негодовала девушка лидера, глядя на ненавистного ей танцора.
- Мне абсолютно все равно, что ты тут воздух сотрясаешь, - Хенсын пожал плечами, - Любой из нас троих подтвердит, что никто ничего ему не сделал, твоему ненаглядному. Я вообще вошел последним и уже застал эту драматическую сцену завершенной.
- Ты… - поджимая губы, девушка пыталась найти, что ответить на наглость этого выскочки.
- Он прав, Хёри, - вмешался Дуджун, - Мы с Ёсобом пришли раньше, но Чунхен уже был в таком состоянии. Разве что зеркало разбил при нас.
- Ну тогда ясно, кто виноват! Ёсоб… НЕМЕДЛЕННО ВОН ОТСЮДА И ВООБЩЕ ИЗ КОМАНДЫ! – приказала Хёри, указывая глубоко пораженному и порядком взволновавшемуся парню на дверь.
Чунхен, пока его обсуждали, стоял молча и даже не шевелился, так и глядя на свою руку. У него просто перестало хватать моральных сил справляться с возникшей ситуацией. В ушах звенело, воздуха не хватало, ещё эта кричащая Хёри…
- Заткнись! – проревел лидер, когда уже Дуджун и Хёнсын почти одновременно открыли рты, чтобы ответить ей насчет выпада в сторону Ёсоба.
Дуджун перевел взгляд на друга, остальные просто замолчали, а Хёри, медленно повернувшись к своему парню, удивленно произнесла:
- Чунхен?
- Именно, заткнись, - Чунхен закрыл глаза и сделал несколько вдохов и выдохов, - Вы меня все достали, вот что я скажу, - лидер зло оглядел своих друзей. – Меня никто не слушает, в группе люди, которых я видеть не желаю, - он выразительно посмотрел на Ёсоба, - Да ещё и чертов Кикван с его уходом. Репетиции абсолютно бесполезны, новые танцы не выходят, старые лишь портятся. Больше так продолжаться не может. Я устал. Все устали, это видно. Мы по-настоящему устали все.
В тот момент словно что-то изменилось, поток до этого неконтролируемой злобы выливался пусть и в жесткой, но в серьезной и по-настоящему лидерской оценкой реальной ситуации в команде.
– А ещё мы запутались, - тут лидер подумал больше о себе и, возможно, о Дуджуне, - Всем нам нужен отдых. В связи с этим, несмотря на учебу, мы на три дня едем на Чжэджу. Будем отдыхать, гулять и налаживать атмосферу в команде. И это не обсуждается, - Чунхен прервал Дуджуна, уж было собравшегося противоречить этой внезапной идее, однако из-за Ёсоба, положившего руку на плечо его друга, явно с целью успокоения, лидер едва подавил желание вновь начать крушить и ломать все, что ему попадется под руки.
***
- Затем, что нам необходимо поговорить, - ответил Сухен и вышел из автомобиля.
Кевин удивленно озирался по сторонам, поначалу не веря, что Сухен живет в такой маленькой, даже крохотной и, самое главное, бедной квартирке, после огромного особняка его родителей в Италии, в котором он имел целый этаж в личном распоряжении.
- Ты уверен, что мы правильно пришли? – от волнения издав истеричный смешок, поинтересовался Сонхён, глядя на то, как его бывший парень ставит чайник на плиту на кухне, служившей так же и гостиной с широким, не по размеру помещения, диваном.
- Очень смешно, Сонхён, - не оборачиваясь, сказал Сухен, открывая один из шкафчиков и доставая оттуда аптечку.
А вот Кевина от того, как прозвучало его корейское имя, бросило в дрожь. Кроме его семьи, как известно, его знал только Сухен. Один лишь он. И когда-то Кевину было достаточно услышать свое настоящее имя из его уст, чтобы буквально забыть обо всем и желать быть только с Сухеном и не расставаться с ним ни на секунду. Время и их общее прошлое сделали Сонхёна сильнее. Но, как видно, не намного.
- И все равно не верится, - присаживаясь на высокий стул, сказал Кевин, - Когда я увидел тебя в той кафешке в рабочей форме, даже не мог поверить своим глазам. Не потому, что это был ты, тут, в Сеуле, а потому, что тот Сухен, которого я знал, никогда бы не стал опускаться до работы, которая ниже его статуса и достоинства.
Развернувшись к Сонхёну и глядя в его сосредоточенное лицо, Сухен нахмурился.
- Но, самое главное, я даже не понимаю, что сейчас здесь делаю, - помотал головой паренек. – Не понимаю, зачем позвонил тебе. У меня же есть друзья. Есть Хенсын, благодаря которому я буквально смог начать жить заново. Есть Ёсоб, который, как и Хенсын, поддерживал меня абсолютно всегда. Но даже им я не могу сказать всего.
- Имя свое, например, - поддержал парень.
- Да, и это тоже, - Кевин кивнул, но глаз не поднял, продолжая рассматривать древесный узор на столе, - А ещё про тебя, вообще про то, что случилось в Италии. Я ведь им ни слова не сказал, но они продолжали заботиться обо мне.
- Сонхён, - мягко позвал Сухен, - Я ведь уже как-то пытался тебе все объяснить…
- Я помню, но ты не знаешь, каково мне было, - резко ответил Кевин, поднимая на бывшего парня пронзительный взгляд, - Я тебя любил, Сухен. ЛЮБИЛ, а ты игрался со мной, будучи богатеньким сыночком. Тогда в аэропорту я тебе все сказал, мне и сейчас добавить нечего.
- А мне есть, что добавить, - резко вмешался парень, - Я помню, что ты сказал. И, как видишь, я принял во внимание твои слова. Я, правда, понял тебя тогда, но ты уехал от меня. Уехал, причем я даже не знал, куда именно. Ты знаешь, что я искал тебя в Сеуле? Я приехал сюда, как я думал, вслед за тобой. Но тебя там не оказалось.
- Я уехал в Асан, - недовольно и слегка смущенно проговорил Сонхен.
- Ну вот, я-то этого не знал, - всплеснул руками Сухен, отворачиваясь к вскипевшему чайнику, - И я правда хотел извиниться. Мне нужно было извиниться.
Сухен замолчал, заваривая кофе, но и Сонхён ничего не говорил. Спустя пару минут, две чашки ароматного напитка стояли на столе, но ни один из них не торопился приступать к ним.
- Вот скажи, Сухен, - первым прервал тишину Кевин, притягивая к себе одну из небольших чашек, - Есть ли смысл тебе извиняться? Был ли он и тогда? Как ты думаешь, я смог бы простить тебя и заново начать доверять? Ты сделал мне по-настоящему больно, предал меня, оставил одного, выбросил, словно ненужную игрушку, а затем снова появился, но с извинениями и на разбитом корыте, а не на любимой Феррари. Как ты считаешь, сам бы ты смог простить?
- Не знаю, - Сухен отвел взгляд.
- Вот и я не знаю, - вздохнул Сонхён, отпивая горячий кофе.
- Но я знаю одно, Сонхён, - парень повернулся и положил обе руки на стол, чуть наклоняясь и смотря в слегка напуганные глаза Кевина, - Я бы точно дал тебе ещё один шанс. Именно потому, что люблю тебя.
- Т-ты любишь меня? – скривившись от боли, пронзившей его сердце, переспросил Сонхён, ставя кружку на стол чуть сильнее, чем стоило, и расплескивая напиток, - Смеешься?
- Да, Сонхён, я тебя люблю, - твердо сказал Сухен. – Мне понадобилось больше времени, чтобы понять это, но именно потому, что я это понял, я захотел извиниться, вернуться и искупить свою вину. Мне нужно твое прощение, я хочу добиться его, а не просто сказать глупые слова и сделать вид, что между нами ничего плохого не было. Я хочу это помнить, на самом деле, чтобы никогда больше не сделать тебя настолько больно.
Чем больше он говорил, тем сильнее билось раненное сердце Сонхена, тем сильнее катились слезы по его щекам, застилая глаза. Ему было и плохо и хорошо одновременно. Сухен его любит, Сухен хочет все вернуть, но ведь это так страшно – снова верить человеку, поиздевавшемуся над его чувствами. Правда была и в том, что Сонхён был настолько слаб перед ним из-за своей любви, что готов был простить его даже тогда, в Италии, только реакцией на новый гневный выпад Кевина было то, что Сухен просто развернулся и ушел, оставляя парня одного. Тогда-то Сонхён и решил, что раз он так поступил, значит, на самом деле до него ему нет дела. И из Сеула тут же уехал в Асан, где жили его друзья и родители.
Но однажды Сонхён не выдержал и вернулся в Италию, только вот Сухена там уже не нашел. Правда особенно и не искал, потому что боль не прошла. И теперь вернувшись прямиком в Сеул, он застал своего бывшего совершенно в новом образе, который, почему-то, сделал Кевину ещё больнее. То, через что он прошел, отразилось и на Сухене.
И Сонхён сейчас просто сидел и смотрел на Сухена, а по его щекам все сильнее и сильнее катились слезинки от осознания какую боль сам причинил любимому человеку, пусть она, конечно, и не сравнится с той, что чувствовал он. Но если для Сухена тогда это была игра, то Кевин-то не нарочно.
Сухен, который все это время в задумчивости старательно изучал висевшие на стене фотографии и небольшие дизайнерские картины – его профиль в университете, наконец посмотрел на Сонхена.
«Господи», - была его мысль, когда он увидел, как сильно плачет Кевин, в то же время ничем этого не выдавая – ни всхлипываний, ни шмыганий носом - ни звука.
Парень резко поднялся и, в один шаг преодолев разделявшее их расстояние, опустился перед Сонхёном на колени. Разместившись между его ног, Сухен обнял парня за талию и спрятал лицо у него на животе, сильно прижавшись, словно не желая отпускать даже на один-единственный миг. Кевин не делал попыток вырваться, так же глотая слезы, только глядя на склонившегося перед ним Сухена и думая, думая, думая.
- Мне придется заново учить тебя, как варить кофе, - спустя некоторое время, достаточно долгое, чтобы все обдумать, произнес Сонхён, проводя рукой по волосам Сухена.


@темы: B2ST, BEAST, By SimusiK, DooSeob, Fanfiction, JunSeung, K-pop, SooVin, Step Up, U-kiss, Слэш(яой)

URL
Комментарии
2013-06-24 в 22:54 

Kumisu
Гораздо проще говорить правду, чем запоминать свою собственную ложь
SimusiK, :kiss:
Спасибо за проду!!!
Ты же знаешь, я не умею писать отзывы, но это было прекрасно.
Во-первых, сам факт, что ты добила 10 главу, которую мы ждали черт знает сколько)))
Во-вторых, маленький кусочек ДуСобов, они здесь няшные:heart:
В-третьих, мне ужасно нравится такой ЧунХен:inlove:
Ну на фига ему эта истеричка Хёри, хотя ХенСын со своими заскоками не лучше:gigi:
А еще мне нравятся Кевин и СуХен)
Короче говоря, спасибо за главу:red:

2013-06-25 в 00:37 

SimusiK
Кем мне завтра быть - только мне решать...
Kumisu, я очень рада, что тебе понравилось) отзыв отличный) кстати, эту главу ждали сравнительно меньше предыдущей хД

URL
2013-06-25 в 01:32 

Kumisu
Гораздо проще говорить правду, чем запоминать свою собственную ложь
SimusiK, люблю твои фики, и этот не может мне не нравится)
Ну да, и это относительно неожиданно и без спойлеров:-D Хотя все равно мы ждем проду. Меня радует, что к тебе все-таки приходит вдохновение, как бы ты не жаловалась на обратное:kiss:

2013-06-25 в 08:57 

SimusiK
Кем мне завтра быть - только мне решать...
Kumisu, я думаю, это потому-что семейная атмосфера наладилась) так что с 11 я тянуть не намерена)
А про спойлеры я кста забыла хддд

URL
2013-06-25 в 08:57 

SimusiK
Кем мне завтра быть - только мне решать...
Kumisu, я думаю, это потому-что семейная атмосфера наладилась) так что с 11 я тянуть не намерена)
А про спойлеры я кста забыла хддд

URL
2013-06-25 в 08:58 

SimusiK
Кем мне завтра быть - только мне решать...
Kumisu, я думаю, это потому-что семейная атмосфера наладилась) так что с 11 я тянуть не намерена)
А про спойлеры я кста забыла хддд

URL
2013-06-25 в 10:36 

SimusiK
Кем мне завтра быть - только мне решать...
Kumisu, я думаю, это потому-что семейная атмосфера наладилась) так что с 11 я тянуть не намерена)
А про спойлеры я кста забыла хддд

URL
2013-06-25 в 11:35 

Kumisu
Гораздо проще говорить правду, чем запоминать свою собственную ложь
SimusiK, вот и хорошо, что наладилось:kiss:

   

Не боюсь, не стыжусь, не меняюсь...

главная