15:48 

Step Up, глава 13

SimusiK
Кем мне завтра быть - только мне решать...
Название: Step Up
Автор: SimusiK
Фандом: B2ST
Пэйринги: Чунхён/Хёнсын, Дуджун/Есоб
Жанр: слэш, романтика, танцы, гет и повседневность.
Рейтинг: PG-13, R и в некоторых главах NC-17 ^_^
Дисклаймер: ах, если бы они были моими…
Предупреждение: AU, ООС…
Статус: В ПРОЦЕССЕ
От автора:
Идея пришла во сне, да и давно, в принципе, хотелось написать что-то без насилия и кровищи, а о любви простой и чистой.
Второго в итоге все равно не получилось xDD


Четверо участников одной из сильнейших дэнс-команд ищут новичка, чтобы выступить на прослушивании в профессиональное агентство. Но смогут ли они принять его? Что будет, если он окажется не таким, каким они его себе представляли? Получится ли у них смириться? А если нет? Как все повернется?..

Глава 13 – «Не совсем приятные открытия»

Прим: не бэчено.


Разминка проходила в несколько прохладной, молчаливой и натянутой атмосфере. Чунхен задерживался, поэтому контролировать ребятам приходилось себя самим, но тихий и какой-то неживой Хёнсын постоянно сбивался, на что Хёри, решившая, что раз Дуджун не горит желанием занимать место лидера на это время, то, значит, наступил ее звездный час, делала нелицеприятные замечания. Танцор лишь кивал и делал вид, что старается исправиться, однако ничего не менялось. Даже Ёсоб забеспокоился, глядя на настолько нетипичное поведение парня.

Спустя более получаса тренировки при отсутствии лидера, Чунхен, наконец, явился.

Стремительно ворвавшись в зал, парень сиял как начищенный пятак. Остановившись возле магнитолы, Чунхен вырубил музыку, погружая помещение в тишину. Лидер оглядел свою группу, а затем поднял вверх вскрытый конверт, но все еще молчал. Никто из них не был уверен, в чем дело, поэтому так же сохраняли тишину, ожидая, когда, наконец, выскажется радостный парень.

- Неделю назад я послал наши записи и заявку, - торжественным голосом проговорил он, а затем на выдохе добавил, - Мы прошли первый этап отбора!

Гробовая тишина, еще более густая, чем в самом начале, была ему ответом. Девушки буквально потеряли дар речи, переглядываясь между собой. Дуджун и Ёсоб только поджали губы, а Хёнсын все так же грустно стоял позади.

- Вы чего? – озадачился лидер, внимательно оглядывая каждого участника, но не задерживаясь ни на секунду на Хёнсыне. – Не рады? Это же то, чего мы хотели…

- Почему ты не предупредил, что собираешься подавать заявку, Чунхен? – аккуратно поинтересовалась Соён.

- А должен был?

- Ну, ты лидер, - отозвался Дуджун, - Но разве не стоит обсуждать с командой такие важные решения?

- То есть вы отказываетесь? – жестко спросил Чунхен, хмурясь и опуская руки на бедра, - Получается, только мне оно было надо?

- Никто не отказывается, - не менее осторожно высказалась Хёри, - Просто новость очень огорошила.

- И что? – требовательно и с повышением интонации, - Какие у вас аргументы? Дуджун?

- На подготовку уйдет много времени, - нехотя ответил брюнет, внутренне отчетливо чувствуя, что если Чунхен решил, значит, он в состоянии отбиваться от сомнений команды до конца.

- Соён? – едва дослушав, переключился танцор.

- Я не уверена, что потяну такую нагрузку после столь длительного перерыва, - грустно пояснила девушка. - Хотя мне, конечно, очень хочется попробовать.

- Хёри?

Девушка лидера вздрогнула от холодных, но не менее сердитых интонаций в голосе Чунхена.

- У меня была травма, ты же знаешь. Но я все равно с тобой, если это нужно.

- Хорошо, я рад. Ёсоб? – склонив голову на бок, поинтересовался лидер, конечно, заранее предполагая ответ, но видя неуверенные взгляды парня в сторону Дуджуна.

- У меня нет возражений, но если ты хочешь использовать старый танец, его необходимо переработать, там много недочетов. Или хотя бы дать нам с Х…

- Ёсоб, - внезапно, но тихо вмешался Хёнсын, перебивая парни и незаметно для Чунхена, одними глазами, подавая знак не продолжать, а затем вновь опуская взгляд в пол.

- Я учту, - бросил лидер, - А ты, Хёнсын? – с большим трудом придавая голосу ровное звучание, а в итоге делая его слишком безразличным.

- Мне все равно, - не поднимая взгляда, ответил танцор.

Чунхена его поведение на удивление сильно задело, но сделать лидер все равно ничего не мог. Они обещали дать друг другу время. Правда, Чунхен поступил не очень хорошо, потому что не дал танцору возможности отказаться. Не от секса, а от ожидания, которого в его жизни итак было предостаточно.

- Слушайте сюда, - собирая всю нервозность в кулаки, дабы не поддаться бушующим глубоко внутри практически гневным эмоциям, призвал к вниманию лидер, - Я понимаю, что все это звучит нереально и тяжело для вас, однако остался финишный рывок, в самом деле. Остался только этот раз. Не получится, значит, и вы и я откажемся от этой цели. Выложимся сейчас по полной, а потом не будем жалеть, что даже не попробовали осилить. А вдруг все возможно? Пройти мы можем только командой, а дальше уже каждый за себя решит, нужно ему это или нет. Соён, ты сама сказала только что, что хочешь попробовать, но я знаю, что и пройти. Возможно, для некоторых других это не так принципиально, но не думаю, что стоит отнимать возможность у остальных. Да и если вам правда понравится? Захочется? Как по мне, лучше попробовать и не пройти, чем не попробовать и оставшуюся жизнь жалеть об упущенной возможности.

- Мотивация, допустим, есть и ясна, а остальные проблемы? – все еще скептически поинтересовалась Соён, опускаясь на пол и утягивая подругу с собой вниз.

- Мы не просто отдыхать на Чэджу ездили, как всем известно, - отозвался Чунхен, - Я разработал и применял специальные тренировки, наблюдал за состоянием каждого. Вы в порядке, это всего лишь моральная неуверенность. Физических изъянов ни у кого больше нет, даже если и были…

Внезапно в зале раздалась мягкая мелодия телефонного звонка. Хёнсын, узнав свой рингтон, нервно выдохнул и под напряженным взглядом Чунхена, склонив в немом извинении голову еще сильнее, отправился на поиски девайса. Нашарив его в одном из карманов куртки, лежавшей в стороне с другими вещами танцоров, парень стремительно ответил, а услышав что-то не очень приятное, выскочил за дверь.

Чунхен, заволновавшийся от одного взгляда на исказившееся лицо танцора, позабыл все вдохновляющие слова и задумался о том, кто же мог звонить и так пугать парня. Вряд ли это его родители, но даже если так, лидер почему-то решил отправиться вслед за Хёнсыном и проверить догадку. Повинуясь душевному порыву, Чунхен совершенно не заметил удивленных взглядов команды, так и оставшейся в зале.

- Нет, Сонхён, я не могу! - едва срываясь со злого шепота на крик, но все же пытаясь быть тише, проговорил Хёнсын.

Чунхен выдохнул с облегчением, но не спешил возвращаться, стоя позади разговаривающего парня.

- Слушай, а Сухён тебе помочь не может? Вы же помирились, - настаивал на своем танцор. – Ты думаешь, твои родители будут спокойнее, если пойду я? Не родители? А кто? Брат? О боже, только не это, я не хочу. Я уж было испугался, а ты, оказывается, просто боишься признаться семье, что уже давно не в Италии.

Чунхен нахмурился, чувствуя неприятное покалывание в районе груди. Брат? Италия? Сонхён?

- Ты сам виноват, что сбежал! – не унимался Хенсын. – Да и вообще, разве они не в курсе, на кого ты учился? Ну ладно, я пойду, но я все равно думаю, что это ненормально. Почему все-таки не Сухён? Понятно, а я типа могу в любое время, всегда свободен, - с едким сарказмом в голосе, так хорошо знакомым Чунхену. – Все, я отключаюсь, у меня репетиция.

Хенсын, после того как отключился и положил мобильник в карман спортивных брюк, еще постоял возле стены, прислонившись к ней плечом и головой и собираясь с мыслями и попеременно вдыхая и выдыхая, затем тряхнув чуть головой и, когда наконец обернулся, пугаясь сложившего на груди руки и облокотившегося на косяк лидера. Танцор, взяв себя в руки, хотел молча пройти мимо, дабы не нагнетать обстановку, но Чунхен поймал его за локоть и развернул к себе. Лицо Хёнсына исказилось едва терпимой болью, поэтому лидер резко отдернул руку.

- Ты в порядке? – поинтересовался Чунхен очень виноватым голосом.

- Бывало и лучше, - бросил Хёнсын, а потом добавил, - До встречи с тобой.

- Ну, зачем ты так себя ведешь? – сморщившись от неприкрытой обиды в голосе парня, спросил лидер.

- Чунхен, просто отстань от меня, ладно? – устало попросил танцор, глядя на него пустым взглядом. – Причем окончательно и бесповоротно.

Лидер хотел что-то ответить на такие слова, но Хёнсын ему не дал, продолжая:

- И не волнуйся, я никуда не собираюсь уходить, поэтому участвовать в конкурсе буду, - заверил парень, - Но только чтобы помочь, чем смогу. В случае любого исхода я уйду из команды.

- Хенсын… - Чунхен протянул к нему обе ладони и схватил за локти, делая шаг вперед и все еще желая сказать что-то, а может и сделать, но в этот момент из-за дверей выглянула Хёри.

Только завидев ее, лидер резко отобрал руки и отпрянул чуть дальше от танцора.

- Куда пропали-то? - недовольным голосом уточнила девушка, оглядывая сначала опустившего вниз голову Хёнсына, а затем и своего парня.

- Уже идем, - с неизменным последнее время холодком в голосе по отношению к своей девушке ответил Чунхен.

Когда девушка, постояв еще с четверть минуты, но в итоге лишь раздраженно поведя плечами, закрыла за собой дверь в зал, лидер вновь посмотрел на танцора, но теперь Хёнсын смотрел в ответ прямо и с вызовом, а в глазах застыли слезы, но не боли, а злости. Злости преимущественно на самого себя, но, конечно же, и на Чунхена.

- Больше никогда не прикасайся ко мне, - отчеканивая каждое слово, проговорил Хёнсын.

- Что с тобой вдруг? – озадаченно нахмурившись, мягко спросил лидер.

- Если ты думаешь, что мои чувства обеспечат тебе интересные эксперименты за спиной у Хёри, то я тебя уверяю – это не так. Вчерашний вечер был ошибкой, я теперь это окончательно понял. Мне нужно было остановить тебя сразу, а я так наивно поддался, - в голосе Хёнсына была боль и злая насмешка.

- Я тебя предупреждал, что должен разобраться! – сквозь сжатые зубы чуть повысил голос Чунхен, постепенно закипая.

- Ну, вот и разбирался бы, но ко мне не прикасался! – в тон ему ответил танцор, смотря не менее зло.

- Это было не в моих силах.

- А что в твоих? У тебя вообще на что-нибудь кроме оправданий силы есть?

- Считаешь, все так просто? – уже серьезно взбесился Чунхен, - А не думаешь, что я могу выбрать не тебя в итоге?

- Скорее бы! – Хёнсын воздел руки к небесам, - Знаешь, мне сейчас уже так плевать, что ты там можешь навыбирать, лишь бы только была какая-то определенность. Реши уже для себя: да или нет. Все на самом деле просто. Нет, не так. Нет ничего проще.

Чунхен смотрел вслед скрывающемуся за дверью в зал танцору и чувствовал себя еще хуже, чем обычно. Он уже отчетливо осознал, что без Хёнсына не может, но что нужно конкретно сделать просто не понимал.

***

На встречу с Кевином и его братом Хенсын собирался, предчувствуя неладное, но откидывая странные мысли, разве только осознавая, что в любом случае это плохая идея с самого начала. Кевину надо было идти одному, да покаяться в неповиновении, слезно попросить защиты и поддержки, а не тащить туда Хёнсына непонятно зачем.

Появившись раньше назначенного времени в шумной и битком набитой кафешке (Кевин хотел этим самым лишить брата возможности устроить скандал), Хенсын присел за единственный свободный столик и заказал себе черный кофе, стараясь не поддаваться искушению немедленно встать и уйти. Но Кевин был ему хорошим другом и много раз поддерживал в трудную минуту, поэтому танцор не мог поступить настолько подло.

- Что ты тут делаешь? – Хенсын чуть кофе не подавился, поднимая удивленный взгляд на не менее пораженного Чунхена.

- Кофе пью, - выдавил из себя танцор, выдергивая несколько салфеток из подставки и вытирая пролитую темно-коричневую жидкость.

- И… ждешь кого-то? – с подозрением в голосе допытывался лидер, присаживаясь напротив Хёнсына.

- Типа того, - кинул танцор, но, углядев действия Чунхена, тут же взбрыкнул, - Тебе что, места мало?

Хенсын показательно обвел взглядом и даже руками, зажимающими влажную салфетку, помещение кафешки, дабы продемонстрировать лидеру ошибочность его желания присесть за один с ним столик. Однако выбирать явно было не из чего, поэтому парень быстро скис и замолк, продолжая очищать полированную поверхность.

- И кого же ты ждешь? – уставившись на танцора прямым взглядом, но чуть прищурившись и задумываясь, вновь начал расспрашивать Чунхен, абсолютно не обращая внимания на предыдущий жест парня.

- Тебе какое дело? – раздраженный и усталый от всего дерьма, что творилось в его жизни, даже не старался придерживаться вежливого тона.

Чунхен ничего не ответил, только вздохнул и отвернулся к окну. Хенсын, подождав несколько минут и поняв, что отвязаться от лидера не предоставляется возможным, решил полностью игнорировать парня и принялся допивать уже порядком остывший и обмелевший кофе, приковав свой взгляд к дверям заведения. Как только Кевин появится, Хенсын тут же избавится от компании Чунхена. Так он думал.

По прошествии четверти часа, блондинистая голова, наконец, объявилась, являя собой чрезмерно радостного Кевина, который тут же подскочил к Хенсыну, завязывая с ним быстрый разговор и объявляя, что, по идее, его брат должен быть уже где-то здесь или вот-вот подойти.

К слову, Хенсын мало чего знал о брате и вообще родственниках Сонхёна, потому что парень был, пусть и с виду экстравертом до мозга костей, невероятно скрытным и предпочитал рассказывать о себе максимально мало. Пару слов о возрасте, обучении и привычках – все, чем располагал танцор за несколько лет крепкой дружбы, но эти знания никогда бы не помоги, попытайся Хёнсын определить его брата в толпе. Кевин же знал о своих друзья практически все. Историю отношений Сухёна и Сонхёна пришлось вытаскивать клещами на очередной попойке, да и тут оба его друга, Ёсоб и Хенсын, не были уверены, что знают все до конца.

Кевин настолько упорно стоял спиной к Чунхену и не замечал его присутствия, что даже Хенсын, так сильно желавший сбежать от лидера, запереживал, поэтому кинул быстрый взгляд напротив. Встретившись со скептически приподнятой бровью и откровенным недоумением на лице парня, Хенсын чуть кивнул в его сторону, посылая предупредительный и скорее даже вопросительный знак, пытаясь понять, что так озадачило Чунхена.

Сонхён уловил движение и взгляд танцора, а потому незамедлительно развернулся, готовясь принести извинения собеседнику своего друга, который, видимо, нашел с кем поговорить, пока ожидал его.

- Ой, - только и вырвалось у Кевина, а на лице исказилась вся палитра эмоций: от смущения до замешательства и стыда.

- Ну, здравствуй, Сонхён, - как-то даже слишком радостно и хитро для данной ситуации проговорил лидер.

- П-привет, - ответил блондин, пятясь назад, ближе к танцору.

Хенсын озадаченно разглядывал парней, переводя взгляд от одного к другому, но его удивление не имело ровным счетом ничего общего с внезапно открывшимся фактом родства Чунхена и его лучшего друга. В голове очень быстро всплыл давний разговор в книжном магазине, когда лидер упоминал о существовании младшего брата по имени Сонхён. Танцора больше смущало такое спокойное отношение Чунхена к ситуации, принятие факта их дружбы и даже весьма ободряющая улыбка и подмигивание в сторону замершего в нерешительном удивлении себя.

- Ты знал? – озвучивая догадку, спросил Хёнсын, пока Кевин неуютно ерзал на стуле между ними.

- Эм… нет, - Чунхен пожал плечами, - Я слышал твой разговор, и меня задели детали, но я убедился только, когда пришел Сонхён. До этого сомневался и хотел проверить. В принципе, твое появление в этом кафе само по себе являлось ответом.

- Вы знакомы? – удивленно поинтересовался блондин, глядя то на друга, то на брата.

- Да, знакомы, - сухо, как отрезал, ответил Хенсын, не давая лидеру и рта раскрыть, тем самым ошарашивая Сонхёна еще сильнее.

Однако парень, зная сложный характер Хёнсына, рушил ничего не уточнять и перевел все внимание на члена своей семьи.

- Чунхён… - нерешительно позвал Кевин, пока танцор раздумывал над чем-то.

- Что? – мгновенно холодея и грубея в голосе, лидер даже бровью не повел, как и раньше глядя перед собой. – Хочешь, чтобы я прикрыл тебя перед родителями?

- Ну, был такой расчет, – признался блондин.

- Не буду я этого делать, - с выражением абсолютного безразличия покачал головой Чунхён.

- Почему?

- Я, как и они, совершенно не рад, - он сделал паузу, оборачиваясь и пальцами подзывая к себе официанта, - Что ты не в Италии. Что ты не учишь то, что собственно было оплачено. Что, оказывается, ты все-таки занимался кофе. Что ты встречаешься с парнем, Сонхён. Или я что-то неправильно понял о Сухёне? Это же тот самый перец из TOPless, верно?

Тут даже Хёнсын удивленно вскинул брови, после чего быстро нахмурился и недовольно уставился на Чунхёна.

- И что с того? – расстроенно вспылил Кевин, - Тебе какая разница?

- Большая, - просто ответил лидер, не замечая взгляда Хёнсына, - Это ненормально.

- Давай оставим эту тему, - раздраженно попросил блондин, - Сейчас важнее два первых пункта, с моими отношениями мы разберемся потом. Да и им не обязательно знать.

- Но они же узнают, Сонхён! – настаивал Чунхён.

- Не узнают, если ты будешь молчать! А со временем я им расскажу. Но не сейчас, итак много проблем. И это не самая большая. По мне скорее наименьшая, - фыркнул Кевин.

Хенсын сидел молча и чувствовал, что еще чуть-чуть и сердце будет даже не из чего собирать, все превращалось в пыль, истиралось с каждым произнесенным Чунхёном словом. Он так и завис, с непонятным выражением лица глядя на лидера и едва сдерживаясь, чтобы не встать и не убежать, причем сразу прочь из города или страны, дабы даже ненароком как-нибудь не встретить Чунхена в магазине или на улице.

Чунхен, смотревший до этого лишь на Сонхёна и споривший с ним, вспомнил о танцоре и кинул на того мимолетный взгляд. Едва прочитав выражение лица парня, лидеру захотелось биться головой о стену. Однако он нашел в себе силы посмотреть в глаза Хенсына и попытаться приободрить его взглядом, хотя внутренне знал, что данный способ утешения заранее обречен на феерический провал.

Кевин, потерявший внимание брата, оглядел их обоих и понял, как сильно прокололся.

- Хенсын, - аккуратно позвал младший, кладя руку тому на плечо, надеясь все же, что неправильно оценил ситуацию, - Вы же с Ёсобом танцуете в одной команде… А Чунхен лидер LifeLine… Ты что… про брата моего рассказывал все время?

Танцор молчал, продолжая глядеть на лидера и сжимать в руке стакан с водой, заботливо оставленный проходившей чуть ранее официанткой.

- Видимо, про меня, - хмуро ответил за него Чунхен.

- Тогда я тем более не понимаю, чего это ты взъелся на Сухёна, - воскликнул парень, - У самого рыльце в пушку. Ты еще тот гондон, раз творил такие вещи и считал, что это все нормально. Что-то мне противно стало тут находиться. Спасибо, но твоя помощь мне больше не нужна. Хенсын, поднимайся, мы уходим.

Разозленный Сонхён резко поднялся со стула, под тяжелым взглядом брата схватил удивленного, но, в общем-то, больше расстроенного танцора за руку и потянул на себя, призывая встать.

- Это мало тебя касается, - подал голос лидер, наблюдая, как его брат собирается уходить.

- Да пошел ты! – выплюнул Кевин, зло глядя на старшего брата. – Касается, он мой друг. Знай я раньше, что все, что с Хенсыном творилось… - парень словил предостерегающий взгляд танцора и осекся, - Твоих рук дело… Никогда бы не попросил о помощи, да и разговаривать бы даже не стал. Ну и козлина ты, Чунхен.

- Ты охренел? – лидер вскочил на ноги и проговорил с угрозой, но не повышая голоса.

- Думай как хочешь, но факт остается фактом.

Кевин вновь потянул за руку ошарашенного танцора и практически выбежал вместе с ним из кафешки, оставляя разозленного Чунхена в одиночестве глотать и переваривать полученную информацию о себе, брате и расстроенном Хенсыне.

Обдумывая свои поступки и слова, лидер пришел к неутешительному выводу, что Сонхён прав в своих жестоких выводах, но опять-таки парень никак не мог представить, что нужно сделать, дабы как-то изменить сложившуюся ситуацию и их отношения с Хенсыном. Причем Чунхен отлично понимал, что начинать ему нужно с себя, однако где-то в глубине души его чувства сдерживала цепь с огромными такими звеньями общественного мнения, сыновнего долга, имевшихся отношений, собственных сомнений и банального страха.

***

Завалившись поздно вечером с двумя пакетами закуски и выпивки к Дуджуну домой, Чунхен сидел в гостях у друга уже полчаса, но они все не шибко-то продвинулись ни в распитии алкоголя, ни в общении. Лидер даже подумал, что умудрился настолько отдалиться от собственного лучшего друга, что им и разговаривать стало не о чем. В принципе, последний раз Чунхен был в этом доме до болезни матери танцора, что логично, но даже когда она выздоровела, лидер никак не смог возобновить посещения с играми в приставку и распитием колы или чуть позже – различного алкоголя.

Комната, являвшаяся в доме Дуджуна гостиной, была просто обставлена и не располагала размером, поэтому парни сидели на полу по разные стороны низкого журнального столика.

- Как у вас с Ёсобом дела? – наудачу спросил Чунхен, выпивая только третью стопку соджу, хотя рассчитывал уже быть как можно более не трезвым и еще более веселым, как это обычно, но давненько бывало.

Дуджун же едва этим напитком не подавился, переводя на него до странного одновременно напуганный, удивленный и смущенный взгляд.

- А к чему вопрос? – откашливаясь и ставя полупустую стопку на низкий стол, уточнил друг лидера.

- Просто интересуюсь, друг ты мне или нет? – нахмурился танцор, но заметив весь скептицизм в глазах парня, тут же добавил, - Да-да, именно я не был примером хорошего друга уже длительное время, но никогда же не поздно одуматься? М? Мы все были под гнетом обстоятельств, ты же понимаешь.

Дуджун только закусил губу и чуть покивал головой, ничего не говоря и ожидая продолжения исповеди Чунхена.

- Просто так много всего свалилось, я боюсь, не смогу открыться даже тебе, пока не напьюсь, - парень ухмыльнулся и, быстро налив в стопки, размером со стакан, еще соджу, опрокинул свою сразу до дна, - Так что расскажи мне о ваших отношениях, я же вижу, что-то происходит.

Друг лидера лишь вздохнул, следуя примеру Чунхена.

- Он любит меня уже, черт возьми, пять лет, - до безумия обреченно и тяжело проговорил парень.

- Да, я слышал его признание. И я в курсе, что вы в каком-то роде «встречаетесь», но не понимаю, в каком. Помнится, никогда не замечал в тебе наклонностей в сторону голубизны. Он тебе нравится?

- Все так сложно…

- Не сложнее, чем у меня с Хенсыном, - хмыкнул лидер, а потом, спохватившись, опрокинул еще одну стопку, старательно не глядя на друга.

- А ну-ка отсюда поподробнее, - Дуджун нахмурился и посмотрел прямо на Чунхена.

- Я даже не знаю, с чего начать… - лидер нервно улыбнулся, скорее оскалился, и запустил руку в волосы, ероша их. – Да и вообще, сначала ты, потом я.

Дуджун прищурился, недоверчиво глядя на своего друга.

- Честно, - пообещал Чунхен, - Я расскажу все. Все равно я уже устал держать это в себе и скрывать ото всех. Я запутался. Мне нужен совет.

- Вау, - присвистнул парень, все так же с сомнением глядя на лидера, - Ён Чунхен признает свою слабость и просит совета. Даже удивительно. Хорошо, так и быть.

Перед тем, как начать свой рассказ, Дуджун сначала налил им еще по полной стопке, тут же откладывая пустую бутылку в сторону, а затем какое-то время собирался с мыслями.

- У нас все неопределенно. Точнее у него-то все понятно, он меня любит и просто в восторге от каждого момента, что мы проводим вместе, даже если это 5-минутный перерыв во время репетиции или совместная «прогулка» по десяти ступеням лестницы, ведущей в студию. Мне… даже стыдно. Очень стыдно. Его искренние глаза и то безусловное принятие любых моих поступков пугают. Я боюсь сделать что-то не так. Отсюда еще большая путаница в моей голове. Я боюсь даже прикоснуться к нему лишний раз. Считаю, что пусть он и рядом, потому что я согласился, я не имею права давать ему какую-то надежду, если сам не уверен. А я ой как не уверен. Мы парни, мы были знакомы поверхностно и едва ладили раньше. Я помню, каким был и как относился к окружающим. И мне неловко от того, что кто-то может любить меня так самозабвенно, не требуя ничегошеньки взамен. Тем более неловко, что кто-то мог полюбить меня прошлого, принять настоящего и продолжать любить без изменений в отношении. Это странно и страшно. Я первое время думал, что все из-за длительного перерыва, пока они с Хенсыном жили в Асане, но ничего не меняется, Ёсоб все еще смотрит только на меня и ничего не требует в ответ.

Парень прервался, тяжело вдыхая и выдыхая, а затем вновь продолжил.

- Всего раз он попросил от меня что-то кроме возможности стоять рядом. И знаешь, что это было? – гримаса боли на лице Дуджуна заставила Чунхена нахмуриться.

- Что?

- Однажды на Чеджу он обнял меня со спины и попросил, настойчиво, просто посидеть так. Это был единственный раз, когда Ёсоб нарушил те границы, которые сам установил, когда мы в тот раз ушли из зала после его признания. Он обещал мне никогда не давить и просто любить издалека, только находиться рядом, как подобие друга. Так он сказал. И никогда-никогда за все это время не сделал больше. Даже видом не показал, что ему нужно больше. А ему нужно, я знаю.

- И что тебя мучает больше всего? Возможно, что он тебе нравится? – Чунхён повторил ранний вопрос и внимательно посмотрел на друга, обдумывая им сказанное.

- Я не могу ответить однозначно, но скорее да, чем нет.

- И ты ни разу не поцеловал его? – друг лидера удивленно моргнул на такие искренне заинтересованные нотки в голосе, - А хотелось?

Дуджун выгнул бровь и вопросительно уставился на друга. Чунхен не смог выдержать ни единой минуты, тут же выпалив:

- Да-да-да, личный опыт.

- Хенсын, значит? И когда? Тогда в клубе? – танцор не выглядел очень удивленным, но все же был озадачен.

- Ёсоб что-то рассказал? – настороженно уточнил лидер, а потом добавил, вспомнив реакцию своего брата днем в кафе, – Конечно, они же друзья, все друг о друге знают.

- Нет вообще-то, я сам догадался. Ты тогда выглядел очень потрепанно. И Хенсын тоже. Я даже думаю, только поцелуями дело не ограничилось.

- Не ограничилось, - мрачно подтвердил Чунхен, вновь удивляя друга.

- Ты спал с ним?

- Два раза, - кивнул лидер, прикрывая глаза.

- Что? – Дуджун чуть соджу в стакане не расплескал. – Был еще раз после клуба? Когда?!

- Вчера, - сломавшимся голосом признался Чунхен.

После его слов повисло такое молчание, которое можно было, наверное, потрогать руками, если захотеть, потому что Дуджун просто смотрел перед собой невидящим взглядом, явно пытаясь переварить услышанное, а Чунхен снова погрузился в те запутанные и пугающие мысли о выборе и отношениях.

- Я не знаю, что мне делать, Дуджун, - тихо произнес парень чуть заплетающимся языком. – Он нужен мне. Мне сложно оставаться спокойным в его присутствии во всех смыслах. Я думаю, что люблю его. Это убивает.

- А Хёри? – подал голос Дуджун, все так же глядя вперед.

- Вот поэтому и не знаю, - горько, совсем не в типичном для него стиле, проговорил лидер. – Мы столько времени встречались, а обдумав все вчера ночью, я пришел к выводу, что, по ходу, она мне никогда особо и не нравилась. Я даже допустил мысль, что начал наши отношения, чтобы не пускать в сердце Хенсына.

- То есть, хочешь сказать, он понравился тебе еще тогда? – пораженно поинтересовался друг лидера, переводя взгляд на Чунхена.

- Не знаю, - мотая головой от безысходности, - Мне так кажется.

- Если честно, я в шоке. И как так вышло, что Хенсын, который очевидно ненавидит тебя, согласился на все это?

- Эм… - Чунхен замялся, - Я не оставил ему выбора, да и он…

- Что он?

- Нравлюсь я ему. Уже давно. Думаю, еще до того, как он первый раз пришел на прослушивание. Он же был фанатом нашей команды, - Чунхен допил свое соджу и опрокинулся на диван, на который уже успел пересесть, раскидывая руки в стороны. – И он точно знает, что нравится мне, поэтому ему еще больнее. Я такая сволочь. Я не чувствую себя сволочью, я являюсь ей. Он просил вчера оставить его в покое, а я не смог удержаться, а потом просто ушел. Да и сегодня не отличился. Ты знал, что его лучший друг – мой младший брат? Конечно нет. Но теперь меня еще и Сонхён ненавидит.

- Мда… - выдохнул танцор, потирая ладонями лицо и отворачивая крышку у четвертой бутылки.

- И мой брат встречается с Сухёном из TOPless.

- Что?! – аж вскрикнул Дуджун, в который раз за вечер едва не уронив бутылку от неожиданности.

- Угу, - вяло подтвердил лидер. Вновь поднимаясь с дивана и спускаясь на пол к Дуджуну. – Наши родители будут в восторге. Оба сына – пидоры.

- Фу, зачем так грубо, - поморщился Дуджун. – Но сегодня прямо день открытий. Я в чистейшем шоке.

- Я не специально, просто у меня переизбыток негативной информации и просто негативных эмоций. И такой же шок, если не круче.

- Знаешь, мне уже кажется, что у нас с Ёсобом все просто и спокойно в отличие от тебя.

- А ты, правда, не пробовал его сам целовать?

- Нет.

- Почему? – удивился Чунхен, - Не скажу, что от этого становится проще, но хоть проясняются чувства. Если тебе не понравится, значит и парня не надо обнадеживать, просто скажешь ему правду – не любишь и все.

- Боюсь я, - признался Дуджун, краснея.

- Неужто боишься, что понравится? – вскинул брови лидер, глядя на друга.

- И это тоже, - скомкано подтвердил танцор, укладываясь лицом в согнутую в локте руку на столе.

- И чего еще ты боишься? – Чунхен придвинулся ближе и положил руку на плечо Дуджуна.

- Ответственности, - глухо донеслось снизу, а затем парень поднял голову, - Боюсь, что это не так, как у него. Что это ненадолго. Боюсь, что наиграюсь в гея и сделаю ему больно. В таком случае лучше даже не начинать.

- Логично и разумно, - согласился Чунхен, подпирая рукой подбородок. – Не то что я. Просто пришел и трахнул, абсолютно наплевав на чьи-либо чувства. Я посчитал, что так легче будет разобраться. Но не тут-то было, все еще сильнее запуталось.

- Да, как-то по-мудацки звучит, - вдруг пьяно рассмеялся Дуджун.

- А я про что, - лидер последовал примеру друга.

Минут пятнадцать парни только смеялись, едва не хрюкая и не кидаясь на пол, наперебой вспоминая подробности своих не самых лучших поступков по отношению к Есобу и Хенсыну многолетней давности и называя друг друга последними словами, лишь подтверждая, какие они на самом деле мудаки, но затем снова посерьезнели, наливая еще по одной.

- Знаешь, мне кажется, если ты не чувствуешь к Хёри даже части той приязни, что есть у тебя по отношению к Хенсыну, лучше расстанься с ней, чтобы потом не сделать ей еще больнее, да и время тянуть незачем. Она поплачет и отойдет. Лучше так, чем тянуть лямку, пока сама не оборвется. Оторви и выбрось, а с Хенсыном потом разберешься. Подумай над этим.

- Я подумаю. Ты сам-то пораскинь мозгами, вдруг Ёсоб нравится тебе сильнее, чем ты думаешь? Я помню, как ты вел себя на Чеджу, когда мы с ним, наконец, забросили вражду и стали общаться нормально. Я даже уверен, что это была ревность, - Чунхен подмигнул скривившемуся другу, - Мне правда кажется, ему есть, на что надеяться. Проверь себя, поцелуй его, хотя бы чмокни. И плюнь ты на свои страхи, потому что не попробовав никогда не узнаешь, как на самом деле. Так и в соревнованиях и в любви, все одинаково.

Парни чокнулись стаканами, допили остатки и завалились на кровать танцора, проваливаясь в пьяный сон без сновидений, но с ощущением полного удовлетворения от частично наладившихся отношений хотя бы между ними.

***

Когда не выспавшиеся и мучающиеся с похмелья Чунхен и Дуджун, наконец, прибыли в университет, было уже около полудни. Им обоим нужно было в одно крыло здания, чтобы сдать итоговые семестровые проекты научным руководителям, поэтому парни быстрым шагом двигались в сторону цели, однако тут же одновременно замирая перед развернувшейся картиной в виде нескольких знакомых лиц из TOPless, явно направлявшихся к ним.

То, что Донун и Джунки учились с ними в одном месте не являлось для парней секретом, но приятными их нечастые встречи назвать было ну совершенно сложно. Тем более что этот раз был первым, когда друзья видели среди врагов своего бывшего танцора.

- Чунхен, слышал, ты подал заявку в Cube, - не спрашивал, а утверждал Донун.

- Интересно узнать, откуда у тебя такая информация? – презрительно произнес лидер LifeLine.

- Птичка нашептала, - пожал плечами парень. – Но это не важно, потому что мы тоже будем участвовать. И теперь уже точно уделаем вас раз и навсегда.

- Надеюсь, тебе не голуби шептали. Они переносят заразу, - фыркнул Дуджун, оглядывая Киквана с ног до головы.

- Нет, - протянул Донун, отмахиваясь, - Это была очень красивая птичка.

- Без разницы, - бесцветным голосом отозвался Чунхен, - Придешь на конкурс и докажешь, а то только пиздишь все время. Или так страшно?

- Страшно? – оскалился парень, - Нам-то? А ты не много ли о себе возомнил?

- Мое мнение, в отличие от твоего, хотя бы обоснованно, - ухмыльнулся лидер, отводя самодовольный взгляд к галерее окон, расположенных по правую сторону от него и замечая внизу, на скамейке возле входа в библиотеку одного очень важного ему танцора.

Чунхен тут же замер и спал с лица, вспоминая его на данный момент самую сложную проблему и возможные пути ее решения. Хенсын выглядел не лучше, чем вчера: хмурый и поникший, парень жевал какой-то сендвич и бегло перечитывал конспекты. Лидер наблюдал за каждым движением, ловя взглядом каждый вдох и выдох, постепенно приходя к какому-то логичному для себя решению и, главное, вовсе забывая о происходящем вокруг.

Было видно, что Донун едва сдерживал себя, потому что университет – неподходящие место для разборок, но несколько тяжелых шагов в сторону Чунхена и Дуджуна он все-таки сделал. Его всегда невероятно бесила эта отстраненность лидера LifeLine, а так же спокойствие и равнодушие к попыткам Донуна вывести его из себя, вызвать на конфликт или просто добиться какой-то осязаемой реакции. Лидер TOPless на самом деле хотел драки, потому что внутри знал, очень хорошо знал, что в танцах они команде Чунхена не ровня.

- Говори, да не заговаривайся, - елейным голосом проговорил Джунки, ошибочно считая, что молчание Чунхена вызвано неспособностью ответить на их выпады, и подходя к своему лидеру и кладя руку тому на плечо, успокаивая и чуть сдерживая.

- А вы тогда не мешайтесь под ногами, - грубо оборвал его Дуджун, - Приходите на конкурс и докажите, что круче. Достал уже ваш детский лепет.

- Значит, там и увидимся, - в первый раз самодовольно подал голос Кикван, тем самым заставляя Дуджуна нахмуриться.

- Молчал бы, - пригрозил танцор, делая шаг вперед.

В это же время в коридоре появились Соён и Хёри, о чем-то вполне весело переговариваясь. Завидев свою команду в несколько невыгодном положении, девушки тут же подбежали к Дуджуну и Чунхену, озадаченно оглядываясь на соперников.

Хёри накрыла ладонью руку замершего и ни на что не реагирующего Чунхена и сделала попытку заглянуть ему в глаза, но парень так и стоял, вроде бы смотря на Донуна и его друзей, но на самом деле мысленно находясь далеко-далеко от университетского коридора.

- О, а вот и птички прилетели, - отчего-то внезапно мягким голосом, но все же с толикой издевки, произнес Донун.

Девушка лидера спала с лица и потупила взгляд в пол, ожидая вопросов, но Чунхён то ли не услышал ничего, то ли ему было все равно, поэтому после продолжительного молчания он только схватил Хёри за руку, тяня ее за собой. Молчаливо сделав Дуджуну и Соён прощальный жест, но не призывая их идти за собой, парень пошел в противоположную сторону от их изначального направления, абсолютно игнорируя гневное шипение со стороны TOPless и удивленное лицо своей девушки.

@темы: B2ST, Слэш(яой), Yoon Doo Joon, Yong Jun Hyung, Yang Yo Seob, U-kiss, Step Up, SooVin, OTP, JunSeung, Jang Hyun Seung, Fanfiction, DooSeob, By SimusiK, BEAST

URL
Комментарии
2014-06-27 в 10:42 

~Valle~
"Кто если не ты? Когда если не сейчас?"(с). "Поживу - увижу. Доживу-узнаю. Выживу - пойму."(с)
:heart::heart::heart:

   

Не боюсь, не стыжусь, не меняюсь...

главная